Сообщество истинных снукеристов
Суббота, 24.06.2017, 03:50
Меню сайта

Категории каталога
Не слэш :) [21]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 44

Главная » Статьи » Фанфики :) » Не слэш :)

Скандалисты
Кен зашел к Джону в номер рано утром, намереваясь проверить как себя чувствует финалист Мальта Кап после вчерашней попойки.
Финалист Мальта Кап сидел на диване, задумчиво рассматривая свои туфли. Он был трезв, умыт, выбрит и странно печален. Кен уселся на стул.
- Джон..
- А?
- Покажи мне свой приз
Хиггинс вяло махнул рукой в сторону трофея, стоявшего на столе.
- А чек на пару тысяч фунтов.
Хиггинс вздохнул
- Там же лежит.
- А билет?
Раздался еще более тягостный вздох
- В портмоне.
- И похмелья у тебя нет.
Джон кивнул почти обреченно. Доэрти прищурился
- Ага. Значит, ты позвонил Салливану, и вы два часа беседовали о смысле жизни?
Шотландец поднял голову и чуть удивленно моргнул.
- Да, нет.
- А похоже на то. У нас только Рон может испортить кому угодно настроение в такой кратчайший срок.
- Он тут ни при чем. Я тут думал…
- Джонни, ты меня пугаешь.
- Так вот я тут думал. Мы ведь звезды, так?
Кен открыл было рот, чтобы высказаться по поводу их звездного статуса, но передумал, и только кивнул с ехидной усмешкой.
- Чемпионы мира, победители разнообразных турниров.
- Хиггинс, не надо перечислять наши регалии – много времени уйдет. Давай к тому, что ты придумал.
- Короче, мы популярны, но это…- Хиггинс уставился в потолок и, видимо, кого-то процитировал. - "Нашей славе не хватает привкуса скандальности".
Доэрти уставился на него в изумлении.
- Нет, ты точно ночью с нашим английским чудом общался.
Джон покосился на него
- Не любишь ты Салливана.
- Его нет, а свою жену – очень. Я ему симпатизирую, но, в отличие от других, я им не очарован.
- Это не Салливан. Это мой менеджер. Он проконсультировался с маркетологами и те ему сказали, что нам нужно периодически устраивать какой-нибудь скандал, чтобы стать настоящими звездами.
Кен откинулся на спинку стула и закинул ногу на ногу.
- Хочешь, я пойду и скажу твоему менеджеру, куда он может послать своих маркетологов с их советами?
Хиггинс, представив эту сцену, фыркнул
- Нет. Не стоит. Мне его жалко. К тому же что-то в этой идее есть.
- Угу. И я даже знаю что – редкостный идиотизм.
Джон замялся.
- Ну, не надо так резко…
Доэрти прищурившись, посмотрел на Хиггинса. В уме шотландца, он не сомневался, равно как и в мягкости и уступчивости характера, что с его точки зрения, было корнем половины всех проблем Джона. Идея действительно была бредовой, но раз Джон начал ее защищать….
- Ты ему пообещал. Твою мать, Хиггинс, ты ему пообещал попробовать. – Доэрти расхохотался. – Какой ты все-таки…
Джон слегка поджал губы, укоризненно качая головой, но потом облегченно рассмеялся вдогонку.
- Да, пообещал. Кен, это конечно редкое недоразумение. Но я действительно пообещал. Ты мне поможешь?
- Что именно?
- Поскандалить. Как-нибудь. Я, честно говоря, плохо себе представляю, как это делается.
Доэрти расхохотался снова.
- Представь себе – я тоже. Вот теперь точно можно звонить Салливану.

В конце концов, они обошлись без звонка Рону. Обдумав хорошенько несколько идей и перебрав массу вариантов, они остановились на мысли учинить пьяный дебош. На вопрос Кена „Ты уверен?”, Хиггинс кивнул, беспечно отмахнувшись от мысли, что он представления не имеет как это делать.
Начать они решили с кафе поближе к гостинице.

Кафе „Золотой лев”. Через час.
Кафе в такую рань было практически пустым, не считая старенькой бабушки, которая сидела за столиком у окна, довязывая носок, периодически прихлебывая из чашки свой чай, тоненькой официантки и хозяина заведения, который ждал доставки новых столиков и поэтому бродил по залу кругами, от нечего делать поправляя салфетки и приглаживая скатерти на столах.
Итак, они сидели в практически пустом кафе, методично добивая пятую бутылку вина. Вообще-то, спиртное утром здесь не продавали, но хозяин оказался любителем снукера, да еще и горячим поклонником таланта Хиггинса. Этим было грех не воспользоваться.

Джон удрученно посмотрел на ряд пустых бутылок.
- Кен, ты уже пьян?
Доэрти проанализировал свое состояние
- Ну... Наверное, да.
- Тогда, может быть, начнем.
Кен поставил локти на стол и положил голову на сцепленные пальцы
- Угу. Давай.
- Что давай? – Хиггинс выглядел несколько растерянным.
- Как что? Скандалить.
Шотландец неуверенно поерзал на стуле.
- Понятно. Сейчас. Только выпью еще. – Джон медленно взял стакан, медленно налил еще вина и очень медленно начал пить. Доэрти молчаливо наблюдал за своим приятелем, не желая ни на йоту облегчать ему жизнь. Хиггинс очень старался пить медленно, но вино все таки закончилось. Он огорченно посмотрел на дно стакана и глубоко вздохнул. Доэрти даже не пошевельнулся. Джон опять поерзал на стуле и решил уточнить план
- Значит, я сейчас переворачиваю стол, разбиваю посуду и громко матерюсь. Ты тоже..
Кен лениво приподнял бровь
- Тоже материшься, - несколько раздраженно ответил Хиггинс на невысказанный вопрос.
- Хорошо, я тоже поматерюсь.
- И разбей что-нибудь обязательно.
Джон еще раз глубоко вздохнул. Собрался с силами и встал. Осмотрелся. И зажмурившись, дернул за скатерть. И… ничего не произошло. В зале царила все такая же сонная тишина. А бутылки и стаканы мирно продолжали стоять на столе.
Он дернул слишком слабо. Доэрти ободряюще прошипел
- Давай, еще раз.
Шотландец в некотором замешательстве покосился на него.
- Давай.
Хиггинс, прокляв про себя своего менеджера, своих маркетологов и себя самого за то, что ввязался в эту затею, аккуратно взялся за угол стола и очень бережно перевернул его.

Стол с грохотом упал. Бутылки разбились вдребезги. Стаканы, как ни странно, выжили и раскатились по полу в разных направлениях. Сонная тишина в зале сменилась мертвой. Старушка отвлеклась от своего вязания и осуждающе посмотрела на Джона.
- Из-за Вас, молодой человек, я пропустила петлю, - проскрипела она, - теперь придется полностью распускать ряд.
Джон смутился.
- А я уже не в том возрасте, чтобы проделывать такую работу по нескольку раз, - продолжила скрипеть старушка.
Щеки Хиггинса слега покраснели. Бабушка, посчитав, что нужный воспитательный эффект достигнут, вновь уткнулась в вязание.
В этот момент в зал вбежала тоненькая официантка, которая обслуживала их стол, и замерла, нескрываемым ужасом оценивая масштаб разрушений. Хиггинс подумал, что именно сейчас последний шанс, чтобы спасти скандал. Надо только матернуться и расколотить еще что-нибудь… Джон даже собрался это сделать, но, вместо этого, произнес
- Извините.
Доэрти удивленно наморщил лоб. По его представлениям во время скандала этой фразы звучать было не должно.
Официантка всплеснула руками
- Вы не поранились? - она обеспокоенно осмотрела сначала на Кена, а потом на Джона, - помощь медицинская не нужна?
- Да, нет что вы. – Хиггинсу стало совсем стыдно – я случайно. Я сейчас все уберу.
Девушка улыбнулась
- Ничего страшного, я справлюсь сама
- Я заплачу за ущерб
- За счет заведения – вмешался в разговор подошедший хозяин, – в конце концов, я болел за вас во время турнира. А это так… С каждым случается.
- Я…. Спасибо..- промямлил Хиггинс
Хозяин весело улыбнулся.
- Дадите автограф?
- Конечно.
Хиггинс расписался на бумажке и, схватив Доэрти за руку, быстро потащил его на улицу. Остановился он, только отойдя на приличное расстояние от кафе. Доэрти не замедлил этим воспользоваться
- «Извините»? Это какой-то новый вид скандала, о котором я не слышал?
- Кен… Я не смог. Эта девочка была такой милой… И хозяин тоже очень хороший и достойный человек. Я просто не мог их так обидеть.
- Эммм…. Ну и что будем делать?
Хиггинс задумался.
- Ну, во-первых, мы не будем дебоширить в кафе. Это будет очень невежливо. Надо где-нибудь на улице. Урну там перевернуть или фонарь разбить…- Доэрти попытался представить, как Хиггинс будет разбивать фонарь, но воображение отказалось ему помогать. Хиггинс тем времен продолжил - во-вторых, нам надо больше выпить. Мы просто недостаточно пьяные, чтобы выпустить на волю свои животные инстинкты. Поэтому трезвый разум их постоянно тормозит.
- Насчет трезвого разума я бы поспорил, - пробормотал Кен.
Хиггинс его услышал и упрямо повторил
- Именно, что трезвого. Будь я по-настоящему пьян, я бы… я бы…
Доэрти покивал головой
- Без сомнения. Ты бы им всем показал. Пошли уже.

Из следующего кабака они вышли, уже слегка покачиваясь – смесь вина и пива давала о себе знать.
- Ну что?
Хиггинс потоптался на месте.
- Я долго думал….
- Ну?
- Начнем с урны.
Доэрти пожал плечами
- Давай начнем.
Шотландец попытался мыслить логически
- Чтобы начать с урны, надо урну сначала найти, - Джон оглянулся – а подходящей урны я что-то поблизости не вижу.
- А это, по-твоему, что? – Доэрти указал на ряд маленьких аккуратненьких урночек, расставленных по обеим сторонам улицы на расстоянии нескольких метров друг от друга.
Хиггинс отрицательно покачал головой
- Не пойдет. Ну что тут переворачивать, объясни мне? – он подошел к урне, потрогал ее носком ботинка и заглянул внутрь – маленькая, легкая, мусора нет. Никакого эффекта. А нам ведь это не нужно?
Кен попытался следовать за полетом мысли приятеля.
- Другими словами ты хочешь найти большую, тяжелую, доверху набитую бутылками, очистками и чем-нибудь еще?
- Ну, что-то вроде.
- А ты уверен, что тут такие есть?
- А фиг его знает, но в старой части города должны быть обязательно.
Ирландец приподнял брови
- То есть ты предлагаешь пойти неизвестно куда, чтобы найти старую урну и ее перевернуть?
- Ну, да.. – Джон удивленно посмотрел на него в ответ – если уж решили скандалить, давай скандалить тщательно. К тому же здесь должно быть недалеко.
- Ну пошли… раз недалеко.

Недалеко по понятиям Хиггинса растянулось в часовую прогулку по городу. Они проходили по улочкам, сворачивали в переулки, заходили во дворики - везде все было идеально чистым, миниатюрным и изящным. Урн было много, но ни одна из них не удовлетворяла требованиям Джона. Доэрти, умудрившийся растереть себе ноги новыми туфлями, и, чувствовавший, что неумолимо начинает трезветь, регулярно пытался выяснить что же Хиггинса в них не устраивает. И, регулярно, получал очень обоснованные ответы. «Маленькая», «пустынное место», «мало мусора», «мусора много, но он не такой как надо». Когда в ответ на очередной вопрос прозвучало «не подходит, потому что она серого цвета» Кен решил, что с него достаточно.
- Что? – Джон обернулся.
Ирландец стоял возле урны, привалившись плечом в к фонарю, и мрачно смотрел на Хиггинса.
- И с места больше не двинусь
- Кен, нам надо..
- Тебе надо…
В голосе Джона послышалось недоумение
- Ты же обещал мне помочь поскандалить.
- Вот именно, помочь скандалить, а не устраивать променад по городу с целью инспекции всех урн в радиусе нескольких километров
- Но они же не подходят!
- Чем? Размером? Количеством мусора? Цветом, прости господи? Берешь любую и переворачиваешь.
- Кен…
- Да или нет?
Хиггинс вздохнул. Он тоже успел немного протрезветь на свежем воздухе, и решимость сделать какую-нибудь гадость изрядно потускнела.
- Да…Но надо выпить еще.
Кен закатил глаза.
- Подожди, где-то я тут видел… А ты пока прикинь как ты будешь совершать свой подвиг.
С этими словами Доэрти захромал в сторону переулочка, из которого они вышли пять минут назад.
Вернулся ирландец быстро.
- Держи. Сказали – самое лучшее из того, что есть.
Джон с сомнением покрутил в руках бутылку. Яркая этикетка с иероглифами по периметру гласила, что это нечто «Вайо – напиток богов».
- Не спрашивай, - Кен правильно расшифровал этот жест – я не очень понял, но сказали, что это местная достопримечательность. Как бы водка, но не водка.
Хиггинс все еще сомневаясь открыл бутылку и принюхался. Потом махнул рукой и отпил глоток. Скривился.
- Он же теплый.
- Хиггинс, не наглей.
- Ладно, ладно.
Шотландец зажмурился и мужественно приложился к горлышку. Брови Кена поползли вверх –кажется финалист Мальта Кап решил залпом выпить эту загадочную «как бы водку» .
После совершенного подвига финалист застыл.
Ирландец выждал пару секунд. Хиггинс продолжал стоять и смотреть в одну точку.
- Джон…. Джон. Джооон.
Доэрти потряс Хига за плечо. Тот, наконец, вышел из транса
- Фуххх. – Джон помотал бутылкой в воздухе. – я сделал это.
- Сделал, - согласился несколько шокированный Кен, - может тебе присесть?
- Не надо. – Хиггинс аккуратно опустил пустую бутылку в урну. – Мы ее переворачивать не будем. Не.. не наш масштаб.
Кен молчаливо обрадовался.
- Наш масштаб это что-то большое…. Наш масс..масштаб это вот.
Хиггинс вытащил бутылку из урны, отошел на несколько шагов, разбежался и запустил ею в фонарь. И попал.
Кену оставалось только наблюдать за тем, как со звоном разбивается стекло и его осколки падают на асфальт, разбрызгиваясь в разные стороны.
- Ой. – Хиггинс покачнулся и с ужасом посмотрел на разбитый фонарь.
Доэрти приобнял его за плечи
- Вот тебе и «ой» Ну, и что дальше?
- Теперь, по идее, на… надо дож..дождаться полицейских и журналистов.
- По идее, нам надо уносить отсюда ноги.
- А как же скандал?
Кен пообещал себе, все-таки, встретиться с маркетологами шотландца.
- Значит ждем?
- Угу.
И они начали ждать. Пятнадцатьминут. Двадцать.
Доэрти наматывал круги вокруг фонаря. Хиггинс печально созерцал разрушения. Его начинало развозить. А полицейский все не шел, и журналисты не приезжали. Прошло еще пять минут.
Вдруг, Кен издал радостный возглас. На горизонте показалась фигура в форме. Джон улыбнулся и вяло помахал ей рукой. Фигура махнула в ответ, сигнализируя, что она их видит и направилась к снукеристам. По мере приближения фигура приобретала все более четкие очертания и, наконец, превратилась в местного полицейского.
Полицейский был толст. Одет в синюю форму и явно мучался от жары. Пот градом катился по его красному лицу, и он, время от времени, вытирал лоб зажатым в руке платком, тяжело вздыхая и пофыркивая.
Кен еще раз приветственно помахал ему рукой.
Полицейский подошел, осмотрел место преступления и всплеснул руками
- С вами ничего не случилось?
Снукеристы уставились на него в некотором недоумении.
- Нет, - у Кена начали зарождаться подозрения.
- Ну, и слава богу. А то такие гости и попали в такую неприятную ситуацию. Вы ведь снукеристы, так? Я, правда, болел не за вас – он ткнул пальцем в Хиггинса – но, все равно….
Полицейский наступил ногой на осколки, вытер лоб и опять вздохнул.
- От хулиганов спасу нет. - Джон смог только кивнуть в ответ. – Даже в нашем городе, где отродясь такого не было. Скоро на улицу страшно будет выйти днем.
Кен покосился на разбитый фонарь, потом оглянулся на идеально чистую и прилизанную улицу, потом окинул взглядом полицейского. Хмыкнул. Джон, очень хорошо зная ядовитый язык ирландца, попытался наступить ему на ногу, чтобы тот не дай бог ничего не ляпнул, Кен, не менее хорошо зная миролюбивый нрав шотландца, попытался ногу моментально убрать. В результате, столкнувшись друг с другом посреди этого действия, они оба упали на постового. Защитник правопорядка попытался принять вес, но не получилось.
Вся троица свалилась на дорогу.

Кен медленно поднялся с асфальта. Отряхнув брюки, он пробурчал, с грустью рассматривая ссадины на обеих ладонях.
- Не думал, что учинять скандалы так хлопотно и травмоопасно.
Полицейский встал вторым и попытался помочь Хиггинсу. Джону вставать не хотелось. «Как бы водка» неумолимо продолжала действовать. Полицейский оглянулся на Доэрти. Тот кивнул. Вдвоем они поставили Джона на ноги.
Мальтиец прокашлялся.
- Ну, я пойду. Мне еще обход закончить надо. А вы обязательно приезжайте еще. Мы таким гостям всегда рады. Вы - культурные. Не то что эти наши… - полицейский сердито зыркнул на разбитый фонарь и неторопливо зашагал дальше.
Снукеристы провожали его взглядом, пока он не скрылся из виду.
Кен покосился на Хиггинса
- Джон, а может..
- Нет, уж – Джон перебил ирландца, упрямо мотнув головой – ни за что. У нас все получится Просто нам надо еще…вып..выпить.

В очередном кабаке.
- Кеен.
- Что?
- Я при-думал.
- О Боже..
- Мы устроим скандал в самолете.
- В нашем самолете?
- Угу. Нам же ле... ле..лететь скоро. И люди увидят. И журналисты. И нам хор..рошо. Только вот еще выпьем. Ну чтобы совсем.
Кен почесал затылок.
- Ну... Давай...

На следующий день после пробуждения в номере.
Хиггинс лежал на диване. Доэрти устроился на полу.
Сердобольные помощники, которые доставили их из аэропорта, хотели уложить и его на диван, но он отчаянно сопротивлялся и заявлял, что на полу удобнее. Прохладнее, как минимум. Помощники махнули рукой и оставили его на коврике посреди комнаты.
Утро. Солнце. Жуткая головная боль.
Хиггинс медленно открыл глаза. Осмотрелся. Заметил ирландца. Тот не подавал ни малейших признаков жизни.
- Кен..
Нет ответа.
- Кеен.
И опять тишина. Хиггинс напрягся и запустил в Доэрти подушкой. Правда, после вчерашних попыток поскандалить, рука потеряла твердость и подушка пролетела мимо цели, врезавшись в маленький стеклянный столик. Шедевр стиля хай-тэк, покачнулся, но не упал. Упала ваза с искусственными цветами, стоявшая на нем. Так что в каком-то смысле эффект был достигнут. От звона Доэрти проснулся.
- Святой Патрик. – он смахнул с себя осколки несчастной вазы – Хиг, ты что все еще буянишь?
- Кен, ты живой?
- Нет.
- Но ты же разговариваешь.
Доэрти с трудом перевернулся на другой бок.
- Это я так успешно притворяюсь.
Оба замолчали. Наконец, Кен пробормотал.
- Больше никогда.
- Что – никогда?
- Я никогда больше не буду пить с тобой, Хиггинс.
Джон хихикнул
- На что поспорим?
- Пропади ты...
Они опять замолчали. Через некоторое время Джону даже показалось, что Кен опять заснул, и он решил это исправить.
- Кен.... Ну, Кен.
- Чего тебе?
- А мы вчера хоть подебоширили?
Доэрти задумался. В памяти зияла пустота.
- Не помню.
- Я тоже. Но надо обязательно узнать.
Ирландец перевернулся на живот. Уперся подбородком об пол и обозрел окресности. Под дверью он увидел просунутые утренние газеты.
- Под дверью газеты.
- Угу.
- Кто пойдет?
- Ты и пойдешь.
- Почему это?
- Тебе ближе.
На такой убийственный аргумент возразить было нечего. Кен глубоко вздохнул, собрался с силами и попробовал встать. Мир немедленно завертелся с удвоенной скоростью. Кен вздохнул еще раз и, как был, на четвереньках, так и пополз к двери. Через несколько минут раздался шорох переворачиваемых страниц, а еще через несколько сдавленное хихиканье. Хиггинс скосил глаза. Доэрти сидел, прислонившись к двери. Развернутая газета лежала у него на коленях, а сам он закрывал рот рукой, пытаясь сдержать смех.
- Кен, с тобой все в порядке?
Доэрти отрицательно помотал головой.
- Ты анекдот прочитал?
- Угу. Анекдот. Слушай.
«Вчера днем двух известных снукериcтов Кена Доэрти – победителя Мальта Кап и Джона Хиггинса – финалиста турнира сняли с самолета, улетающего в Лондон. По словам очевидцев причина была в том, что оба игрока были сильно выпивши.
Проблем сотрудникам аэропорта они не доставили. Джон Хиггинс извинился перед пассажирами самолета за задержку рейса и проследовал за полицейскими. Кен Доэрти ушел вместе с ним.
Оба игрока вели себя очень тихо и достойно»
Джон попытался собраться с мыслями.
- И что?
- Ты не понял? Мы вели сели тихо и достойно. Скандалисты хреновы.... Достойно.. Я не могу.
Кен обхватил голову руками, чтобы не так болела и затрясся от хохота.
Хиггинс глубоко вздохнул.
- Вот черт. Лучше бы мы и правда позвонили Салливану.
Категория: Не слэш :) | Добавил: snooker-supreme (13.08.2007) | Автор: ellssa
Просмотров: 843 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4 |

Всего комментариев: 2
2  
Один из лучших фанфиков, ИМХО. smile

1  
Просто супер! Давно так не смеялась! hands

Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz